Американский взгляд на криптовалюты: зло или благо

Если венесуэльская криптовалюта, обеспеченная нефтью, будет иметь успех — а это всё ещё большое «если» — то мы получим новый вариант применения современных технологий. Американцы озабочены – отныне государства-изгои смогут с их помощью привлекать финансирование.

И миру придётся с этим смириться.

Одно из определяющих качеств криптовалюты — полный нейтралитет. Биткойн, эфириум и их собратья — это открытые сети. В них нет дискриминации.

Для публичного блокчейна неважно, кто вы — герой или серийный убийца. Пока у вас есть закрытые ключи от биткойн-кошелька, монеты в вашем распоряжении. Никто не потребует у вас паспорт (создание аккаунта на криптобирже — это другое).

Так выглядит финансовая доступность для всех слоёв населения, хотя это не совсем то, что представляли себе борцы за сокращение бедности в мире.

Аналогично, любой, кто умеет программировать, может внести свой вклад в развитие блокчейн-платформы или создать приложение на основе биткойна или эфириума. И неважно, есть ли у него диплом.

В этом и заключается идея открытых инноваций. Благодаря ей Тим Бернерс-Ли смог создать интернет, а Сатоши Накамото — биткойн.

А теперь благодаря этой идее харизматичный президент Венесуэлы Николас Мадуро может позволить себе больше изысканных деликатесов и Бог знает чего ещё, в то время как его народ голодает на фоне экономической разрухи в стране.

Расплывчатый план

Напомним, на прошлой неделе правительство Мадуро объявило, что в первый же день пресейла государственных токенов Petro им удалось привлечь $735 млн.

До сих пор многие детали этой криптовалюты остаются непонятными. Она каким-то образом обеспечена стоимостью нефтяных баррелей, имеет статус национальной валюты и будет приниматься в качестве уплаты налогов в стране. То есть теоретически она будет иметь применение у местных жителей.

Что же до иностранных инвесторов, то их выгода от вложений в токены, подконтрольные диктаторскому режиму, до конца не ясна. Да и вообще, может ли это централизованное ICO называться криптовалютой?

Если всё же эта схема сработает, то она даст зелёный свет всем остальным правительствам, отрезанным от западной финансовой системы экономическими санкциями. Россия и Иран уже задумались о создании национальной криптовалюты.

Одно дело, когда криптовалюту используют частные предприниматели и владельцы малого бизнеса, чтобы обойти международные санкции. Тогда в этом нет ничего плохого, ведь они не должны страдать от внешней политики Вашингтона.

Но последние криптопроекты, направленные на обход санкций, позволят обогатиться не гражданам этих стран, а их правительствам, которые, с официальной точки зрения США, и виновны в наложении санкций. Что совсем не отвечает ранним либертарианским идеалам новой технологии.

В том-то и проблема технологий с открытым кодом и открытых сетей. Они не только могут попасть в плохие руки, но и сама идея «плохих рук» для них чужда.

Узкие места

Для примера возьмём ситуацию в США, где очередной случай массового расстрела вызвал острые политические дебаты. В New York Times вышла статья о том, что если Вашингтон не ужесточит контроль за торговлей оружием, это придётся сделать финансовым организациям. Например, они могут отказаться вести дела с ритейлерами, продающими штурмовые винтовки.

Не все согласны с этим предложением, зато оно ярко иллюстрирует основное отличие криптовалюты от традиционной финансовой системы.

Сети Биткойн всё равно, какая цель у проводимых в ней транзакций. Узлы и майнеры не имеют ни малейшего понятия, кто скрывается за безличным набором символов в адресе кошелька-получателя. И именно это придаёт биткойну ценность.

Хорошо это или плохо? Кому как. Одно можно сказать точно: если банки последуют совету New York Times и попытаются перекрыть кислород торговцам оружием в США, популярность биткойна резко возрастёт.

Нельзя исключать и экстремистские организации, которые рады использовать нейтралитет криптовалют для привлечения финансов. Сегодня преимуществами анонимности биткойн-транзакций пользуются они, а завтра это может быть кто похуже. Скажем спасибо Сантоши, когда это произойдёт.

Возвращаясь к Венесуэле — западные правительства могут попытаться препятствовать успеху Petro или его русского либо иранского аналога. Например, занести эти токены в чёрный список. Но если эти проекты будут функционировать в качестве криптовалют, искоренить их может быть невозможно.

Таков новый сверхвзаимосвязанный мир, в котором мы живём. Пристегните ремни!

Использованы материалы

 

Добавить комментарий